02 septembre 2007

КАЗАХСКИЙ БАТЫР ЕР-ТАРГЫН БЫЛ ПЛЕМЯННИКОМ ИВАНА ГРОЗНОГО

А другой царь и великий князь всея Руси Симеон Бекбулатович являлся двоюродным братом Естерека, отца этого легендарного героя казахов

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

«Народ, у которого нет истории, подобен ребенку без отца и матери, всему учится с самого начала. Мало того, народ, потерявший свою историческую память, словно гибкая лоза: куда его согнешь, туда и пойдет»

Ч. Айтматов.

    Итак,  в фольклоре кумыкского народа упоминается имя батыра Эр-Таргу, которое также ассоциируется с Тарки. От Тарки – тарковские кумыки. Вот что тут еще представляется примечательным. «Таргу-наме» («Слово о Таргу») – это свод высказываний известных личностей о Тарках, тарковских кумыках и их правителях, называвшихся шамхалами. То есть все это идет от названия старинного города Тарки в Дагестане. У кумыков он, по-видимому, еще зовется Таргу. Но какая есть связь между именем батыра и названием города? И есть ли она вообще?

     Как бы то ни было, город Тарки в первой половине XVII века уже существовал. А это предположительно те времена, когда Таргын мог жить и совершать воспетые в эпосе «Ер-Таргын» деяния, а именно – уйти с района Волги в Крым, а оттуда удалится снова в восточном направлении и между тем воевать с прибывшими в район нижнего Поволжья и поселившимися там калмыками. О том, что тогда этот город был, имеются соответствующие свидетельства.

     Георг Тектандер примерно в году 1600 в составе направлявшегося ко двору персидского шаха Аббаса посольства императора Рудольфа II из династии Габсбургов проезжал вдоль по Волге и через Дагестан в Персию и обратно. Этот путь описан в его книге под названием «Путешествие в Персию через Московию». Там говорится следующее: «Город Тарки находится на расстоянии приблизительно одной доброй немецкой мили от Каспийского моря, и двух дней пути от Дербента».

Следовательно, Ер-Таргын, который, по описанию эпоса, «откочевал к горам Казылык, к месту, называемому Темир-Какпа - Железные Ворота», мог по пути к Дербенту проезжать мимо города Тарки или даже остановиться там. Но почему ногайский батыр должен был бы направляться к юго-восточной оконечности Северного Кавказа, то есть к тому месту, где он соединяется с Закавказьем, являвшимся в те времена спорной сферой влияния еще могущественных персидских шахов и турецких султанов?

Если следовать логике описанных в истории ногайцев того времени событий, получается, что тогда действительно могло иметь место ситуация, обуславливающая переселения части ногайского населения в район Железных Ворот. Итак, о чем речь?

Согласно ныне принятой версии истории ногайцев, в 1634 году, то есть после ряда столкновений с калмыками, появившимися в районе реки Яик (Урал) и восточном Приволжье, так называемые большие ногаи перебрались на правобережье Волги и стали там кочевать со своими сородичами из Малой Ногайской орды. Считается, что эти две части ногайцев относились друг к другу враждебно. Но с приходом калмыков о прежних распрях, по-видимому, пришлось забыть.

А в 1636 году, как отмечается, большинство ногайских татар вообще жило в Крымском ханстве. Правда, были еще и такие из них,  которые обитали в районе реки Терек и на Кубани. В 1638 году русские взяли Азов и как бы раскололи на две части ставшие основным районом кочевания ногайцев причерноморские степи. И тогда, как утверждает история, турецкий султан Мурад IV объявил, что ногайские татары могут свободно кочевать в любой части его империи. Крымский хан являлся тогда вассалом Османской империи.

Но вместе с тем правителей ханства такой поворот событий, вследствие которых ногайские кочевники, составлявшие значительную и, что самое главное, наиболее боеспособную часть его войск, могли бы перейти под непосредственное подчинение Высокой Порте, явно не устраивал.

Наверное, ситуация описанного порядка спровоцировало карательные меры в отношении знатных ногайцев. В том числе – тех из них, кто занимал прежде видное положение в Большой Ногайской орде. Считается, что занявший тогда престол в Крымском ханстве Бахадыр-Гирей отличался недоверием к ногайцам. Такое отношение и обернулось, видимо, репрессиями. В исторических свидетельствах отмечается, что Бахадыр-Гирей казнил многих знатных ногайцев. Как следствие, пошло движение ногайского населения в обратном направлении – в район Поволжья и восточную часть степей северного Предкавказья.

А в дагестанском Дербенте (где Железные Ворота) тогда, по-видимому, находились турки. По утверждению того же Георга Тектандера, получается, что Дербент являлся турецкой крепостью, «причиняющей московитам и Персам большой вред, когда их корабли случайно заносятся к ней, и вообще, производящей грабеж на море». 

Часть ногайцев, памятуя об объявленном султаном Мурадом IV разрешении для них свободно кочевать в любой части его империи, могли, наверное, отправится к юго-восточной оконечности Северного Кавказа. То есть – максимально или недосягаемо далеко от ставшего небезопасным Крымского ханства и в то же время в контролируемые турками пределы.

Вместе с тем регион, включающий в себя территории современных российских республик Дагестан и Калмыкия, а также западную часть Астраханской области, явно был местом, хорошо знакомым ногайцам еще задолго до того.

Георг Тектандер, побывавший в этих краях за несколько десятилетия до прихода в Крыму к власти Бахадыр-Гирея, описывает тех, кто ему там встретился так: «Они едят конину и пьют молоко, лошадиное и овечье, которое они кипятят, квасят и возят за собою в кожаных мешках (in ledernen Saecken). Хлеб им совершенно неизвестен, и нередко бывает, что многие Татары, взятые в плен московитами, умирают, прежде чем привыкнут питаться хлебом. У них нет также ходячей монеты; если же они желают что-либо продать или купить, то они предлагают лошадей или овец, смотря по стоимости предмета… Свои жилища, очень красиво сделанные из войлока и хлопчатобумажной ткани разных цветов и похожие на небольшие палатки (только что верхушки их совершенно круглы), они возят за собою на повозках о двух колесах, куда впрягаются Верблюды. Когда трава кругом вся съедена, то они двигаются на несколько миль дальше, пока не найдут нового удобного места». Спрашивается: чем это не казахи прошлого, известные по описаниям их современников?! Но речь тут идет, повторимся, о ногайцах или ногайских татарах.

И жили они тогда повсюду в степях - от границ лесной зоны на севере до самих гор Кавказа на юге. То есть это были не только засушливые участки да аридные пустынные пространства. Очевидность такого вывода подтверждается конкретно и тем же Г.Тектандером, утверждавшим, что «почва там так хороша и плодородна, как нигде у нас в Германии, и там в изобилии растут полезные травы н. п. лаванда и многие другие».

Одним словом, получается, что ногайцы, кочуя из Поволжья в Крым, оттуда к долине Кубани и Терека, к западному берегу Каспия, ничьих земель не захватывали, а только перемещались в пределах своего же традиционного ареала обитания. Все это как бы была их родиной, и ее границ они не покидали. Такой представление находит подтверждение в содержании эпоса «Ер-Таргын». По сюжету, происхождение его героя связано с Поволжьем. Потом он был вынужден бежать в Крым. Там для него родина – это район Волги. А затем он оттуда вновь отправился далеко на восток. Теперь Ер-Таргын называет своим родным краем Крым. Потом он, отправляясь на поиски оставленной им прежде родни, рассматривает в качестве своих родных краев снова Поволжье.

Ахас ТАЖУТОВ

Posté par webmasterkz à 08:14 - Commentaires [0] - Permalien [#]


Commentaires sur КАЗАХСКИЙ БАТЫР ЕР-ТАРГЫН БЫЛ ПЛЕМЯННИКОМ ИВАНА

Nouveau commentaire